Интернет портал выпускников Санкт- Петербургского Высшего Зенитного Ракетного Командного Ордена Красной Звезды Училища

Латуза мама.ru

ЛАТУЗА в Томске

В довоенный период в СССР велись большие работы по созданию современной системы противовоздушной обороны. Для зенитной артиллерии готовились командные кадры в Горьковском училище зенитной артиллерии (ГУЗА), Бакинском училище зенитной артиллерии (БУЗА), Севастопольском училище зенитной артиллерии (СУЗА), Чкаловском училище зенитной артиллерии (ЧУЗА). Единственным военным учебным заведением, где готовились техники для обслуживания вооружения войск зенитной артиллерии, было Ленинградское артиллерийско-техническое училище зенитной артиллерии (ЛАТУЗА).

В августе 1941 года училище было разделено на два учебных заведения, которые были эвакуированы в Сибирь. В Омске стали готовить техников для обслуживания прожекторов и звукоулавливателей. В Томске, в главном корпусе Томского политехнического института, разместилась ЛАТУЗА, в которой готовились техники  для обслуживания зенитных артиллерийских систем. В то время техника, которая применялась в зенитной артиллерии Красной Армии. по своим характеристикам стояла на одном уровне с артиллерией капиталистических государств. К сожалению. экономические возможности страны не позволяли производить эту технику в необходимом количестве.

Выпускники ЛАТУЗА  для прохождения службы направлялись в Действующую армию, войска ПВО Страны, прикрывающие тыловые объекты, в Военно-морской флот.

Зенитно-артиллерийское вооружение Красной Армии, по сравнению с другим вооружением Красной Армии отличалось большей сложностью и техническим совершенством и поэтому требовало  для своего обслуживания хорошей технической подготовки обслуживающего персонала.

Какое же вооружение и военную технику осваивали курсанты ЛАТУЗА, которые обучались в военное время в Томске?

Вооружение зенитной артиллерии Красной Армии непосредственно перед войной и в первый период войны было неоднородным. На вооружении состояли орудия и приборы управления, разработанные в начале 30-х годов и к и началу войны морально устаревшие. Артиллерийские системы, разработанные в 40-е годы существовали в небольшом количестве и их производство еще не носило массового характера. Таким образом, выпускники  ЛАТУЗА  должны были  уметь обслуживать разнообразную технику, разных годов выпуска и быть готовыми осваивать новое артиллерийское вооружение, которое в массовом количестве начало производиться с началом военных действий. К 1944 году по ленд-лизу начали поступать из США  40-а миллиметровые артиллерийские системы.

Выпускник ЛАТУЗА должен был хорошо знать ту технику, которая в массовом количестве производилась на артиллерийских заводах нашей страны и в меньшем объеме знать устаревшие артиллерийские системы, которые в продолжении всей войны продолжали оставаться на вооружении войск. Необходимо еще помнить, что срок обучения в военное время составлял примерно 15 – 16 месяцев, что, естественно, требовало напряженной работы курсантов и высокого мастерства преподавательского состава училища.

Дадим краткую характеристику артиллерийского зенитного вооружения военного времени в порядке возрастания калибра.

В 1938 году на вооружение был принят 12,7 миллиметровый зенитный пулемет ДШК (Дегтярева-Шпитального). Его досягаемость по высоте была 1500 метров, по дальности – 1800 метров, скорострельность – 850 выстрелов в минуту. Он был исключительно мобилен и устанавливался на треногу. В войсках он применялся в течение всей войны и состоял на вооружении и после войны. Курсанты ЛАТУЗА не только осваивали этот пулемет, но и стрельбу из него.

В 1939 году была принята на вооружение 37-и миллиметровая автоматическая зенитная пушка (рис. справа). Ее прототипом была шведская зенитная пушка фирмы «Бофорс». Она имела досягаемость по высоте 6700 метров, по дальности – 8500 метров, скорострельность 170 выстрелов в минуту, снаряд с контактным взрывателем и самоликвидатором. Пушка перевозилась на 4-х колесной повозке, быстро (около одной минуты) переводилась из походного в боевое положение, имела боевой расчет 7 человек. Во второй половине Отечественной войны она была основным средством борьбы с низколетящими целями.  Изучению этой пушки уделялось много внимания. Кроме того, курсанты проходили практику на артиллерийском заводе в Красноярске, где эти пушки производились.

В 1940 году на вооружение была принята 25-миллиметровая автоматическая зенитная пушка (рис. слева)с досягаемостью по высоте 3000 метров, по дальности – 3500 метров, скорострельностью 250 выстрелов в минуту, боевой расчет – 5 человек. Эту пушку курсанты изучали в ознакомительном порядке, так как по своей конструкции она мало отличалась от 37-миллиметровой пушки.

В войсках малокалиберные пушки применялись в составе 4 – 6 орудийных  батарей, команды на ведение огня выдавались голосом. Каждая пушка имела автономный прицел механического типа, который вырабатывал упрежденные азимут и угол места. Исходные данные для работы прицела вводились вручную одним из членов боевого расчета. Азимут, углы пикирования и кабрирования  цели  определялись членом расчета визуально и вводились  вручную. Для определения дальности до цели применялся однометровый переносной стереоскопический дальномер ДЯ-1. Величина дальности объявлялась дальномерщиком голосом для всех орудий одновременно.

Для наблюдения за воздушным боем, оценки характеристик цели, получения исходных данных для выдачи команд командир батареи использовал оптический прибор БИ (бинокулярный искатель, рис.слева). Он имел две оптических системы. С помощью одной трубы с кратностью усиления 4 наводчик непрерывно сопровождал цель, с помощью второй трубы с кратностью усиления 12 командир батареи в любой момент наблюдать цель. На смену БИ пришел прибор ТЗК (труба зенитная командирская, рис. справа). Обе трубы ТЗК имели кратность усиления  10-12. Конструкция была настолько удачной, что использовалась в войсках до конца 20 века. Курсанты ЛАТУЗА учились производить несложный ремонт этих приборов, чистить оптику, делать необходимые выверки.

В 1931 году  на вооружение Красной Армии была принята 76-миллиметровая зенитная пушка, которая перевозилась на двухколесной повозке. Она имела досягаемость по высоте 8000 метров, по дальности – 15000 метров, скорострельность – 15 – 20 выстрелов в минуту. Пушки использовались для ведения залпового огня в составе 4-х орудийной батареи. Снаряд имел специальную пороховую трубку, с помощью которой задавался момент подрыва. Главный недостаток пушки состоял в большом времени перехода из походного в боевое положение.

Для управления зенитным артиллерийским огнем применялся прибор ПУАЗО-1, который вскоре был заменен прибором ПУАЗО-2. Он состоял из круглого планшета (рис.слева), имеющего два визира. На планшете при помощи каретки автоматически прокладывался курс цели, и с помощью линейки определялась  скорость цели. Азимут, угол места, скорость передавались при помощи синхронной передачи в баллистический преобразователь (БП). В БП (рис справа) вводилась также дальность до цели. Она определялась при помощи 4-х метрового стереоскопического дальномера ДЯ-4, который располагался в центре боевого порядка батареи.  Величина дальности сообщалась голосом. Дальномер имел 24 кратное увеличение и позволял наблюдать цели в хорошую погоду на расстоянии до 40-50 километров.  В баллистическом преобразователе с помощью так называемых баллистических барабанов вырабатывались упрежденные значения азимута, угла места и трубки. Они по кабелям синхронной передачи поступали в ЦРЯ (центральный распределительный ящик) и далее на каждое орудие. Принимающие приборы на орудиях показывали значения упрежденных координат, которые устанавливались вручную членами боевого расчета. Огонь велся залпами по команде командира.
Курсанты ЛАТУЗА изучали как устройство пушки, так и ПУАЗО-2, элементы синхронной передачи. Изучалось устройство основных элементов. Способы разборки и сборки пушки, основные задержки и неисправности в процессе боевой работы, методы перевода зимней смазки механизмов на летнюю и обратно. Учились заряжать накатник сжатым азотом, менять сальники. Учились также менять ствол пушки и заменять в нем лейнер. При изучении ПУАЗО-2 обращалось внимание на проведение выверок и настроек, проведение несложного ремонта. В частности, учились шабрить поверхность планшета, чистить оптику визиров, ремонтировать перебитые кабели, менять сельсины в системе синхронной передачи, устанавливать новые баллистические барабаны при изменении баллистики пушек и т.д. Курсанты практически осваивали эксплуатацию аккумуляторных батарей: тренировку, запуск и подключение силового агрегата для зарядки, подбор величины зарядного тока, измерение плотности электролита. Дальномер ДЯ-4 состоял из трех частей, которые хранились в металлических ящиках. Курсанты осваивали сборку и разборку дальномера, умение чистить оптику, производить выверки ночью по луне и звезде, днем с помощью специальной рейки (см. рис).

В 1938 году пушка образца 1931 года была модернизирована и получила название 76-и миллиметровая дивизионная зенитная пушка (рис.слева). Ее характеристики были улучшены и устранен главный недостаток. Она стала перевозиться  на 4-х колесной повозке. Время перевода из походного в боевое положение сократилось до 1,5 – 2 минут.

В 1939 году на вооружение была принята 85- миллиметровая зенитная пушка. Она имела досягаемость па высоте 10500 метров, по дальности – 15500 метров, скорострельность 15-20 выстрелов в минуту, масса снаряда достигла 9,2 кг. Перевозилась на 4-х колесном прицепе, время перевода из походного в боевое положение – 1,5 – 2 минуты. По своей конструкции и принципам боевого применения она мало отличалась от рассмотренных выше 76-и миллиметровых пушек. Подробно освоив одну из упомянутых выше среднекалиберных пушек можно было без особого труда освоить и остальные.

Для управления огнем 85-и миллиметровых пушек в 1940 году был принят на вооружение принципиально новый прибор ПУАЗО-3. Он обеспечивал боевую работу зенитной батареи 4-х орудийного состава, и имел следующие характеристики: пределы работы по наклонной дальности – 13000 метров, по высоте – 9600 метров.  Размещался и перевозился на специальной 2-х колесной повозке, боевой расчет – 7 человек. Прибор имел два визира для сопровождения цели по азимуту и углу места, дальность до цели выдавалась голосом с дальномера ДЯ-4 и устанавливалась вручную. Выработка упрежденных координат производилась автоматически. Величина параллакса между точкой стояния ПУАЗО-3 и центром батареи заблаговременно вводилась вручную. Синхронная передача данных от ПУАЗО к орудиям осуществлялась по кабелям через ЦРЯ.

ПУАЗО-3 был достаточно сложным и точным механическим прибором. Он обеспечивал точность выработки упрежденных координат величиной в 5 -10 делений угломера, а точность взрывателя 0,14 секунды. ПУАЗО-3 требовал квалифицированного обслуживания, периодической выверки оптических осей, перевода весной и осенью на различные смазки, располовинивания  мертвых ходов зубчатых передач, систематического поддержания аккумуляторных батарей в заряженном состоянии, настройки синхронной передачи  и т.д.  Изучению ПУАЗО-3 уделялось много внимания.

Кроме того, курсанты знакомились с 75-миллиметровой немецкой трофейной пушкой. К 1944 году по ленд-лизу в СССР из США стали поступать 40-миллиметровые зенитные комплексы в составе 4 орудий и прибора ПУАЗО М-40. Они были более совершенными, чем отечественные малокалиберные комплексы, в частности, наводка пушек производилась автоматически при помощи силовой следящей системы. Курсанты получали общее представление об этом вооружении.

Подчеркнем еще раз, что изучение такого большого количества разнообразных вопросов и получение хотя бы минимального практического опыта требовало от курсантов существенных усилий, а от преподавателей высокого методического мастерства и хорошей практической подготовки.


УЧЕБНЫЙ ПРОЦЕСС В УЧИЛИЩЕ


Учебный процесс в училище был поставлен хорошо. Четко соблюдался суворовский принцип – учить тому, что нужно на войне. Теоретическим вопросам уделялось лишь столько внимания, сколько необходимо для хорошего понимания  работы техники. Практические действия на технике отрабатывались достаточно полно и глубоко. Срывов занятий практически не было. Строго соблюдался распорядок дня и расписание занятий.  Отрыв курсантов от занятий был минимальный – только на несение внутреннего наряда в батарее (два дневальных и один дежурный). Все хозяйственные работы проводились во внеучебное время. В караул назначался взвод в целом, при этом командир взвода, как  правило, назначался дежурным по училищу. Время каждого занятия составляло 50 минут, перерыв – 10 минут. Классы были специализированы и неплохо обеспечены материально техникой и необходимыми принадлежностями. Занятия проводились, в основном, в классах, а так же во внутреннем дворе непосредственно на материальной части. Строевой подготовкой занимались на улице, стрельба и метание гранат производились на берегу реки Томь под береговым обрывом. Над обрывом, сверху была оборудована позиция, где стояли пушки.  Здесь отрабатывалась боевая работа. От училища  до реки было  1,5 – 2  километра.

Уровень подготовки выпускников училища, по моей оценке был высокий. Когда в 1944 году я приехал на место службы, то мог выполнять все свои служебные обязанности в полном объеме, без какого либо дополнительного доучивания. Правда, не хватало жизненного опыта, но знаний вполне хватало. Учили тому, что нужно на войне. В подтверждение приведу список (может быть не полный) учебных дисциплин, которым нас обучали: слесарное дело, токарное дело, кузнечное дело, электромонтажное дело, электротехника, материальная часть  стрелкового оружия (МЧСО), материальная часть зенитной артиллерии (МЧЗА), приборы управления (ПУАЗО), боеприпасы.

Прививались навыки в изготовлении запасных деталей, ремонте электрооборудования, работе на станках и т.д. Единственное, о чем я пожалел при службе в войсках - неумение производить сварочные работы. На занятиях по электротехнике изучались электродвигатели разного типа, аккумуляторное хозяйство, зарядные агрегаты. В лабораториях было все необходимое оборудование. Курсанты учились включать двигатели, заряжать щелочные аккумуляторы, ремонтировать электропроводку и т.д.

Изучались винтовка, автомат, пистолеты и револьвер Наган, пулеметы (Дегтярева и ДШК) - разборка, сборка, чистка, смазка, устранение неисправностей, категорирование и хранение.

В курсе МЧЗА изучались зенитные пушки среднего калибра (76 и 85-мм.) образца 1931, 1938 и 1939 годов, 37 миллиметровая зенитная пушка (фото слева), знакомились с 25 миллиметровой зенитной пушкой и 20 миллиметровой авиационной пушкой. В небольшом объеме нам рассказывали о 75 миллиметровой немецкой зенитной пушке и 40 миллиметровой американской зенитной пушке, которые в одном экземпляре каждая стояли во внутреннем дворе.

При изучении материальной части пушек главное внимание уделялось их устройству, разборке и сборке, чистке, смазке деталей, регулировке механизмов, нахождению и устранению неисправностей, выверке синхронных передач, категорированию и техническому осмотру.

В курсе приборов изучались приборы ПУАЗО-2 Вест-4 и   ПУАЗО-3, дальномеры  ДЯ-4 (четырехметровый) и ДЯ-1 (однометровый),  труба зенитного командира (ТЗК), бинокулярный искатель (БИ), различные бинокли.   Учили делать выверку приборов, ремонтировать, чистить оптику. Кратко знакомились с американским прибором управления огнем М-40 и артиллерийским комплексом, который управлялся этим прибором. По техническому совершенству он превосходил наши  ПУАЗО. Главное -  здесь на орудиях отсутствовали наводчики по азимуту и углу места, их роль выполняли следящие системы, о которых курсанты не имели никакого представления.

Учились делать выверку дальномеров, разбирать, собирать и настраивать ПУАЗО, градуировать и настраивать механизмы и синхронные передачи,  устанавливать в нулевое состояние, устранять мертвый ход механических передач, менять баллистические барабаны.

Экзамены принимались чисто практически: разбери, собери, отрегулируй, поставь аккумулятор на зарядку, проверь плотность электролита, устрани задержку, замени вышедшую из строя деталь,  произведи выверку прибора, располовинь мертвый ход, почисти оптику,  и т.д.  Естественно, были занятия по строевой подготовке и уставам, однако их объем был очень невелик. Уставы учили и выполняли в процессе несения нарядов, строевая подготовка происходила при движении на занятия и с занятий, на вечерней прогулке и т.д.


ПРАКТИКА НА ЗАВОДЕ


Важным элементом обучения была практика на артиллерийском заводе. Некоторые группы ездили на практику в Свердловск, где изготовлялись 85-и миллиметровые зенитные пушки. Наша батарея на практику ездила в город Красноярск на артиллерийский завод имени М.И. Калинина, который был эвакуирован из города Коломны. Практика проходила в течение месяца в феврале 1944 года.

Завод располагался на правом берегу Енисея под горой. Сейчас вся эта территория застроена жилыми домами. Батарея располагалась в каком то клубе. В большом зале были оборудованы одноэтажные нары, где мы спали. На завод ездили по железной дороге  на,  так называемой «матане», от (слова мотаться). Утром   вместе с рабочими ехали на завод, вечером      обратно. Матаня представляла собой несколько товарных вагонов, оборудованных скамейками. Насколько я помню, поездки для всех были бесплатными. Дорога на завод занимала минут 15-20. Кормили нас в заводской столовой вполне прилично. В цехах стояли автоматы, в которых всегда была газированная вода, которая так же отпускалась бесплатно.

Завод был неплохо оборудован. Цеха были довольно просторными и теплыми, дороги внутри завода были асфальтированы, кое-где выложены булыжником. Между заводом и горами находился заводской полигон, где каждая изготовленная пушка отстреливалась – производилось несколько выстрелов. Группы курсантов (бригады)  закрепили за отдельными цехами, постепенно они переходили из цеха в цех, осваивая весь процесс производства пушек. Основное внимание уделялось цехам, где собирались механизмы и главному сборочному цеху. Внутри цеха отдельных курсантов закрепляли за рабочими, то есть курсанты выступали в их роли помощников. Многие из рабочих были очень довольны, так как выработка у них увеличивалась, и они больше зарабатывали. Курсантам, естественно, ничего не платили.

Это был первый завод, на котором мне пришлось побывать и познакомиться с производством. Оглядываясь назад, могу четко сказать, что производство пушек было поставлено хорошо.

Весь процесс от литья заготовок до полной сборки имел завершенный характер. Как нам говорили,  завод со стороны получал только оптику – коллиматоры, которые устанавливались на прицел. Они поступали на завод парами в специально изготовленных ящичках, похожих на маленькие чемоданчики с ручкой.  Ящички эти выбрасывались, и курсанты брали их себе, укладывая в них при выпуске свое нехитрое и скромное хозяйство. Наиболее интересными цехами было литейные, пружинный, изготовления стволов, сборочный, инструментальный, гальванический,  Особое впечатление производил  литейный цех с мартеновской печью, бессемеровскими грушами; пружинный цех с намоточными станками, свинцовыми ваннами для нагревания пружин и масляными ваннами для охлаждения. Стволы изготовлялись на длинных специальных станках, нарезка стволов происходила с высокой точностью при помощи копиров, стволы полировались  и затем  внутри хромировались в гальваническом цехе. Часть деталей изготовлялась из силумина путем точного литья под давлением, например, обоймы и  части прицела. На заводе все было очень интересно. Жесткого контроля  над  нами не  было и, поэтому, можно было проявлять инициативу   как в знакомстве с производством, так и в изготовлении для себя каких то вещей. Некоторые курсанты делали себе латунные портсигары, хромируя их в «гальванике», ножики из обрезков пружин и даже опасные бритвы. Хотя и не курю, но из латуни сделал себе портсигар размером 5 на 10 см. В гальваническом цехе мне его отхромировали. До сих пор в него можно смотреться, как в зеркало.

Некоторое время я работал помощником рабочего-слесаря, собирая подъемные механизмы 37- миллиметровой пушки. Слесарь был пожилой и очень опытный. Как сейчас помню его помощь в работе и  советы. Собранные  механизмы принимались  контролером ОТК. Потом работал в цехе прицелов и общем сборочном цехе. Здесь я многому научился, что потом мне пригодилось при службе в войсках.

Военпреды работу цехов не контролировали, во всяком случае, это было незаметно. Контроль происходил, когда была изготовлена партия пушек. Из этой партии 2 -3 пушки выбирались на контроль. Они полностью разбирались, детали проверялись на допуска, контролировалось крепление деталей и механизмов и т.д. При несоответствии требованиям браковалась вся партия. Во время нашего пребывание на заводе такого не наблюдалось. Курсантам военпреды доверяли контрольные сборки и разборки.  В контрольных отстрелах пушек на заводском полигоне курсанты не участвовали.

На заключительном этапе практики военпреды читали лекции по ведению документации, порядке снабжения войск, хранению и предъявлению рекламаций. Многим казалось, в том числе и мне, казалось, что эти вопросы второстепенные и главное состоит в том, чтобы обеспечить надежную работу техники.

Оглядываясь назад, твердо убежден, что практика на заводе давала очень многое для подготовки артиллериста – техника, позволила при службе в войсках чувствовать себя уверенно и применить полученные на заводе умения в своей военной службе.

Последние комментарии:

Латуза ВКонтакте

Книга о ЛАТУЗА


Оружие России



Get the Flash Player to see this player.